Домой Биржи

Financial Times о Coinbase: «Банк», который хочет создать открытую финансовую систему?

13
0
Mining in Siberia | НАРОДНЫЙ МАЙНИНГ ДЛЯ КАЖДОГО-ПАССИВНЫЙ ДОХОД

Большую часть статьи посвятили 35-летнему главе Coinbase Брайану Армстронгу, который, как пишет Fortune, имеет «почти патологическое» стремление к самосовершенствованию. («В прошлом году он получил лицензию пилота и почти сразу потерял интерес в полётам, удовлетворившись тем, что он теперь может летать на самолете».)

В этом отрывке мы узнаем, как Армстронг попал в криптомир:

Блуждая по интернету в Рождество 2009 года в доме своих родителей, он натолкнулся на девятистраничный документ, подготовленный Сатоши Накамото. Идея, которая там описывалась (глобальная валюта, недоступная для банков или правительств), настолько впечатлила его, что он перечитывал white paper снова и снова, не реагируя на просьбы матери присоединиться к праздничному ужину.

Fortune продолжает:

Как и другие ранние приверженцы биткоина, Армстронг влюбился в идею финансовой системы, которая могла бы свести к минимуму влияние посредников и политиков. Его убеждение в этом стало ещё более твёрдым после поездки в Аргентину. Он вспоминает, как сидел в одном из ресторанов Буэнос-Айреса, где цены в меню были покрыты наклейками, которые менялись почти ежедневно: инфляция уничтожала сбережения простых людей. Биткоин, по его мнению, представлял собой способ хранить или передавать богатство, находящееся вне контроля алчных государств. Это было цифровое золото.

Далее в статье Fortune рассказывается, как Армстронг, стремясь свести к минимуму влияние посредников и политиков, решил сам стать самым крупным посредником в криптомире (в основном через дружбу с другими посредниками и политиками).

Статья с неоднозначным названием, опубликованная в десятилетнюю годовщину начала мирового финансового кризиса, вскрывает основные противоречия в индустрии криптовалют.

В ней предполагается, что ключевая особенность биткоина и других криптовалют состоит в том, что они действуют за пределами банков и правительств. И всё же для того, чтобы кто-нибудь в реальной жизни мог их использовать, требуется, чтобы предприятия, которые напоминают банки, развивались, но без защищающих клиентов балансов и проверок. И, чтобы иметь возможность действовать в рамках правовой системы, эти «банки» просят правительства их поддержать.

Существует несоответствие между лозунгами криптокомпании и тем, что она делает. Миссия Coinbase, как нам подсказывают, в том, чтобы «создать открытую финансовую систему для всего мира», но тут же говорится о глобальной гегемонии:

Основатель компании, явный интроверт, видит в криптомании 2017 года одну из глав более длинной истории. Армстронг принадлежит к поколению популяризаторов криптовалют, которые рассматривают их и технологию блокчейн как инструменты, которые позволят инвестировать, заимствовать и экономить деньги быстрее, дешевле и более эгалитарно. И он хочет, чтобы Coinbase стала банковской империей, которая продвигает эти инструменты в массы.

Нигде не объясняется, как Coinbase сделает эту новую систему более эгалитарной, то есть равноправной и справедливой. Компания зарабатывает деньги каждый раз, когда совершается транзакция на её бирже. Вообще-то, очень большие деньги. Согласно Fortune, Coinbase взимает комиссию в 1,99% за сделку, а сама компания отчиталась о $1 млрд. дохода в 2017 году (самая последняя оценка компании составляет $8 млрд.).

Возможно, Coinbase действительно хочет сделать деньги «свободными» до того, как это сделает кто-то другой, но, согласно следующей цитате, компания пока не слишком сконцентрирована на этом:

За прошедший год такие финтех-компании, как Robinhood и Square, а также европейская брокерская компания eToro предоставили криптовалютным инвесторам возможность торговать с низкими комиссиями или вообще без них. Эти тревожные звоночки говорят о неотложности одной из самых больших миссий Армстронга — превращения Coinbase в диверсифицированного гиганта блокчейн-банкинга, который не зависит исключительно от трейдерских доходов.

Так много миссий! Так много противоречий! Так мало времени.

В статье есть сопроводительное видео, в котором мы слышим, как Армстронг говорит нам, что white paper Сатоши — это самое важное, что он прочитал за последние пять лет. Мы также слышим Эмили Чой, вице-президента Coinbase по корпоративному и деловому развитию. Она говорит:

В криптоигре у людей есть разные мотивации. Некоторые могут быть мотивированы техническими прорывами, другие — проблемами конфиденциальности, а также философскими или политическими вопросами.

Складывается впечатление, что Эмили забыла про один очень популярный мотиватор. Она продолжает:

Это круто, что мы вместе работаем над достижением этой цели — над созданием открытой финансовой системы для всего мира, и неважно, что мотивирует именно вас. Важно то, что вы движетесь к этому децентрализованному будущему.

Ирония в том, что компания, которая хвастается тем, что у нее более 20 млн. пользователей, одновременно говорит нам, что она мотивирована созданием «децентрализованного будущего». Утверждение, что Coinbase работает над «созданием открытой финансовой системы для мира» по своей сути противоречиво. Если вы хотите иметь открытую, децентрализованную финансовую систему, то в ней не должно быть ни одной огромной компании, которая эту систему построит.

Coinbase, похоже, очень хочет сотрудничать с правительством и регуляторами.

В июле компания подала публичную заявку о создании своего Комитета политических действий (PAC) для проведения предстоящих выборов. PAC — это организации в США, которые собирают пожертвования в размере не менее $1000 специально для того, чтобы влиять на результаты выборов или проводить кампании в поддержку различных инициатив или законопроектов. Также Coinbase недавно стала одним из основателей Blockchain Association для «внедрения политики, которая раскроет потенциал нашей экосистемы».

Но стоит отметить, что компания не всегда была настолько привержена соблюдению законов. В презентации 2015 года, опубликованной Washington Free Beacon, Coinbase хвасталась, что одно из самых больших преимуществ биткоина заключается в возможности использовать его для обхода международных санкций. Тогдашний главный сотрудник по комплаенсу (соответствию внутренним и внешним требованиям и нормам) Мартине Неджадлик подала в отставку после публикации презентации и последовавшей за ней критики. Coinbase прокомментировала отставку необходимостью Мартине проводить больше времени с семьёй.

Тим Свансон, который руководит консалтинговой компанией Post Oak Labs, так высказался о ситуации вокруг Coinbase:

Они представляют себя белыми рыцарями, но только постфактум… Вначале отсутствие комплаенса выдавалось за инновацию. Они перешли от криптоанархистов к реальности: «Теперь мы белые рыцари»… В смене образа нет ничего плохого, но в чём смысл нового финансового порядка, когда он точно такой же, как и старый, но с меньшей подотчётностью?

Financial Times подвергает критике компанию, которая утверждает, что «комплаенс был основой миссии Coinbase с самого начала». В заключение издание пишет, что, согласно Fortune, Coinbase теперь «очень близка к получению лицензии брокера-дилера от регулирующих органов». Но Армстронг все ещё революционер! У него есть новый продукт!

Цитата из Fortune:

Что касается глобальной криптореволюции, то Армстронг не потерял тот идеал глобальной платёжной системы, которая независима от банков и правительств. С этой целью Coinbase создаёт программное обеспечение под названием Coinbase Wallet, чтобы помочь обычным инвесторам ориентироваться в мире токенов. И Армстронг остается ещё более амбициозным, чем его инвесторы. Он говорит: «Я очень хочу увидеть, как в ближайшие пять лет криптовалютой станут пользоваться миллиарды людей».

Источник: coinspot.io

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.